Добавить в избранное Карта сайта Отправить письмо


Регистрация
Забыли пароль?
Корзина
В корзине товаров:
Перейти к оформлению заказа
VM

Полный список новостей»


2016-02-09 17:05:35

Кнут Фростад покинул пост директора Volvo Ocean Race

8 февраля стало последним днем работы Кнута Фростада в качестве директора Volvo Ocean Race. 8 лет он стоял у руля крупнейшей кругосветной регаты. В интервью официальному сайту соревнований Кнут рассказал о самых сложных и интересных моментах в организации такой масштабной гонки.

 
Давай начнем с того, как ты стал директором гонки. Насколько известно, предложение возглавить оргкомитет застало тебя в врасплох?
Кнут Фростад: Действительно. Я открыл бизнес в Скандинавии, и напоследок решил поучаствовать в круизной регате. И вот когда мы были в центре Атлантики, раздался звонок из Volvo, с предложением стать во главе Volvo Ocean Race. У меня в экипаже как раз были люди, с кем я гонялся в VOR, например, Роджер Нильсон, и настроение было подстать. Честно говоря, я до того никогда не задумывался о возможности такой работы, но чем больше размышлял над приглашением, тем больше убеждался, что это идеальный вариант. Надо было только посоветоваться с будущей женой, так как предстояло перебраться в Англию, где тогда базировалась штаб-квартира регаты.
 
Каковы были первые сложности, с которыми ты столкнулся, и какой ты изначально представлял себе гонку в 2008 году?
Когда я приступил к работе, у оргкомитета была краткосрочная стратегия относительно гонки. Все делалось от регаты к регате. Гонка 2008-09 гг. была объявлена только на финише предыдущей. То есть временной промежуток для организации состязаний был очень коротким, что, конечно, создавало трудности в реализации проекта.
Когда я начал работать в марте 2008 г. у нас еще даже не все порты были подтверждены - не было ясности со Швецией и Америкой. Плюс некоторые команды, относительно которых мы были уверены, как оказалось, не имели достаточного финансирования. Так что до старта надо было успеть разобраться с несколькими серьезными проблемами.
Свою глобальную задачу я видел в том, чтобы поднять уровень и профессионализм организации. Моей целью было изменение подхода в сторону долгосрочной стратегии. Краткосрочный подход - от старта к старту - это обычная практика, но он затрудняет общее развитие. Потому что для него необходимо смотреть далеко вперед и планировать на будущее.
 
За эти годы ты сталкивался с большим количеством разнообразных трудностей. Какие моменты были самыми сложными?
Работа над гонкой полна взлетов и падений, и этим она привлекает. Какие-то сложности мобилизуют тебя: засучил рукава, переглянулся с товарищами - и давай пахать. А другие, наоборот: стоишь в растерянности и чешешь затылок, не понимая, что делать. Одним из таких моментов было, например, крушение Vestas Wind в прошлой гонке. Спустя несколько часов, я начал осознавать, что организовать спасательную операцию может оказаться очень сложно. При этом я чувствовал личную ответственность, так как именно я убедил руководство компании Vestas вложиться в команду. Как они потом шутили, о кораблекрушениях в моей презентации ничего не было сказано! 
 
Решение, которым ты больше всего гордишься?
Во время регаты 2011-12 гг. я убедил Volvo принципиально изменить стратегию развития и перейти на монотипные лодки. Но я знал, что у такого решения могут быть и отрицательные последствия, поэтому провел кучу бессонных ночей, размышляя над ним. И потому я испытал такое сильное удовлетворение, когда увидел яхты, выстроившиеся на стартовой линии в Аликанте в 2014 г. Самым главным моим решением стало то, что я не отказывался от перехода на монотипы. Это был правильный ход, хотя он и потребовал сломать вековые традиции.
При этом, не считаю что это было самое дерзкое мое решение. Было много смелых нововведений, но самым трудным оказалось решиться продолжить работу после гонки 2011-12 гг. 
Сомнения возникли не потому, что я не хотел, но состояние мировой экономики напоминало шторм в океане. Я был убежден, что могу справиться со всеми трудностями, но в таких делах ты никогда не знаешь наперед, как будет развиваться ситуация, тем более мы завязаны почти на все крупные рынки: США, Европа, Китай. А тогда как раз шли разговоры об отмене евро, никто не понимал, что будет дальше. 
Был ли я полностью уверен в удачном исходе? Нет. Но я не сомневался в своих силах и способностях, пусть это и не давало гарантии успеха. Это был самый трудный момент за эти годы.
 
Как время твоего правления запомнится в истории?
Для меня Volvo Ocean Race не продукт в традиционном смысле слова, как, например, телефон или машина. Мы создаем эмоции, переживания, нечто, что войдет в память. Все это сконцентрировано с соревнованиях, которые становятся историей независимо от личностей. Они не будут ассоциироваться только с моим именем. У моего преемника будет свое видение гонки, придут новые яхтсмены, возможно, изменится маршрут. Но в чем-то я задал планку. И мне кажется задал ее довольно высоко - не только в плане профессионализма, но и в смысле той страсти, которую вложил в эти состязания. Я руководствовался стремлениями своего сердца. И в команду брал людей, относящихся к работе так же. Я называют это «икс-фактором». Мы создаем мечты. И реализуем их. 
 
Почему ты решил покинуть свою должность?
Чем-то это напомнило ситуацию, когда я решил завязать с океанскими гонками. Есть два фактора - семья и подрастающие дети. А по сути - это все то же следование зову сердца. Мне очень тяжело сбавлять обороты, уделять делу меньше времени и сил, чем прежде. Для меня неприемлем вариант, при котором я бы просто раньше уходил с работы, потому что тогда не смог бы делать все так, как сам для себя считаю нужным. 
Настал такой момент, когда совмещать семью и работу стало проблематично. 8 лет подряд я вкладывал в эту гонку всю душу. Пришло время нового человека. Не потому что у меня кончились идеи относительно развития - у меня есть несколько насчет следующей регаты - но соревнованиям нужен свежий взгляд на некоторые аспекты.
 
И какие теперь планы у Кнута Фростада?
Проводить время с детьми и женой! Будем вместе ходить под парусом. У нас нет четких планов, окунемся в неизвестность. За последние 8 лет я пережил столько дедлайнов, что мне хочется просто побыть свободным от всего этого давления. Я не умею разделять жизнь на работу и семью, у меня все переплетается. И вот теперь семья будет моей полноценной работой. С той только разницей, что зарплату не платят.
 
Каким тебе видится будущее океанских гонок, как они будут развиваться?
Приходит новое поколение яхтсменов, и они привносят свой подход в парусный спорт. Он меняется, становится куда более требовательным к физической подготовке, более спортивным в прямом смысле слова. Океанским гонкам должно найтись место в будущем. Главное, чтобы у Volvo Ocean Race не возникло ореола недоступности, таких состязаний, про которые молодые моряки будут думать, что они никогда не смогут в них участвовать. Во времена Whitbread можно было попасть в команду, практически не обладая опытом. Скорости и технологичность современных яхт для многих кажутся недостижимыми, чем-то запредельным. Не надо пугать обычных людей, потому что всем нравятся такие соревнования, частью которых ты можешь себя представить. Регата не должна казаться предприятием сродни полету на Луну. 
Мне бы хотелось, чтобы гонка привлекла внимание новых регионов. Нам удалось зацепить Китай и Индию, регата стала там популярной. Мы проделали большую работу в этом направлении. 
В целом я надеюсь, что Volvo Ocean Race продолжит задавать тон в парусном спорте.

Автор: vertmir
Фото: Volvo Ocean Race
Фото: Ainhoa Sanchez / Volvo Ocean Race
Vertical World


Разработка сайта
в компании Port80



© Издательство «Вертикальный Мир». 1995-2014. 8-499-398-4171. E-mail: vertmirextreme@gmail.com
Вся информация, представленная на сайте, является собственностью издательства «Вертикальный Мир» и охраняется законом РФ об авторских и смежных правах. Копирование информации и использование в коммерческих целях преследуется по закону РФ.
Мы принимаем к оплате:

www.megastock.ru Я принимаю Яндекс.Деньги